Общество > Персоналии

1744

Люди земли Речцкой. Иван Шуднев: «Каждый должен вносить свою лепту»

 +

У руля совхоза «Демехи» Иван Иосифович Шуднев встал практически одновременно с развалом Советского Союза. Непростой период, объективные трудности в работе, тем не менее время и результаты труда дали справедливую оценку таланту руководителя. Без малого полтора десятка лет во главе хозяйства – лучший показатель профессионализма и мастерства.

– В совхозе «Демехи» я начинал агрономом, – рассказывает Иван Иосифович. – Было это еще в 1979 году прошлого столетия. Когда же произошел развал Союза, из совхоза начался массовый исход практически всех специалистов. Кто-то ушел в частники, кто-то попытался найти себе еще какое-то местечко потеплее, а я остался руководителем в совхозе.

– В связи с чем, на Ваш взгляд, люди массово уходили из сельского хозяйства в то время? Не верили в перспективы?

– Народ длительное время был закрепощен, не чувствуя полной свободы. И вот в этот исторический момент люди решили работать самостоятельно, на себя. Правда, впоследствии они признавали ошибочность своих суждений. Но поначалу им все же сопутствовал успех. Однако через два–три года все пришло в упадок. Что касается совхоза «Демехи», то это было самое ужасное время. Все связи оказались разорваны. При Союзе мы получали комбикорм, существовала кооперация по поставке скота, здесь мы его откармливали и сдавали на мясокомбинат. Там действовала наценка 50% на тяжеловесный скот. Это было очень здорово. Прибыль совхоза «Демехи» была просто огромная, и она распределялась между всеми хозяйствами-поставщиками. Район тогда серьезно поднялся за счет этого. И вот все в одночасье рухнуло. Перестали поступать комбикорм, техника. Не было ничего: ни горючего, ни удобрений. Мы остались сами по себе. Оказались просто брошенными. И с чего надо было начинать. Но сдаваться было нельзя. Начали наводить контакты. Купить скот в районе было невозможно. Три года подряд была жесточайшая засуха. Затем случилась авария на спиртзаводе, что также сказалось на нашей работе. Три года завод не работал и, соответственно, не поставлял нам барду, а всё хозяйство было завязано на ней. «Демехи» было одним из немногих хозяйств в республике, которое по говядине имело колоссальную прибыль. В общем, выживали как могли.

– Какими были Ваши первые шаги во главе хозяйства?

– Когда принял «Демехи», почувствовал царящую в совхозе разболтанность. Люди появившуюся свободу ассоциировали со вседозволенностью: хочу – иду на работу, не хочу – не иду. Хочу – выполняю работу, не хочу – не выполняю. А вы обязаны мне заплатить просто за то, что пришел. Мы собрали трудовой коллектив, объяснили, что дисциплину и порядок никто не отменял. И нужно работать единым целым согласно складывающейся ситуации. А она была такова: шесть тысяч голов скота. Откормленный: 450–500 килограммов каждая голова. И никто его не принимал. Мясокомбинат брал каждую голову только с разрешения облисполкома. А тому нужно было спасать свинокомплексы-«стотысячники». Возникла необходимость было искать, куда сдавать скот. Но если сдаешь частнику или в стороннюю организацию, то считалось, что при этом переступаешь закон, и вполне могли арестовать и отправить туда, куда Макар телят не гонял. Мы нашли выход – продавали скот в Польшу. Цена была двойная. Они и предоплату делали. Но риск все равно существовал. Однажды целый месяц мы ожидали денег, а это ежедневные нервы. Могли просто, как говорится, кинуть. Сдавали скот и частникам, которые потом отправляли его в Санкт-Петербург. С нами рассчитывались деньгами либо запчастями в эквиваленте. Как-то по запчастям нам привезли три трактора МТЗ. Мы их собрали, получилось в три раза дешевле. Вот так и выходили из положения. Люди поняли, что лучше держаться вместе. Постепенно наладилась дисциплина. Но это были самые трудные годы. Все было настолько непредсказуемо, что не знали, чего стоит ожидать через месяц.

Спустя какое-то время перешли в подчинение Главживпрома. Мы были на хорошем счету. В период уборки работали и до часу ночи. Трудились хорошо, слаженно. У людей было внутреннее желание доказать: мы сможем. Сейчас, к сожалению, такого я не вижу.

Еще когда пришел в хозяйство, занимался безотвальной обработкой почвы, минимальной её обработкой. Тогда это было явление новое. Сейчас развито повсеместно. В первый год мы получили урожай 7,7 центнера с гектара. Затем мы получали стабильно 30 ц/га. Один год вышло даже 40.

– Что представлял из себя коллектив совхоза «Демехи» в начале 90-х?

– Когда я принял руководство хозяйством, у нас работало 220 человек. Был достаточно большой коллектив. Когда окончились брожение и шатание, когда все определились, кто чем хочет в жизни заниматься, осталось 150 человек. И этот коллектив у нас уже удерживался на таком уровне. Каждого специалиста, работника ценили, поддерживали, прислушивались к нему. Да и люди какие были! Например, инженер Михаил Михайлович Долголаптев. Настоящий фанат своего дела. Сейчас такие люди редкость. Недавно, на День пожилых людей, чествовали в местном клубе операторов по откорму крупного рогатого скота Лидию Ивановну Курс и Любовь Терентьевну Атаманчук. В то время они получали по 1200–1300 граммов привеса на голову. Это был впечатляющий результат. Мы все тогда работали практически без выходных. Потом оставляли ответственного дежурного. Я как директор всегда был на рабочем месте. Было небезразлично, как сработаем в выходной день. В сельском хозяйстве упустил один день – потерял очень многое. Организовывали ночное дежурство специалистов. Зачем? Были случаи воровства скота на комплексах. Каждый день пересчитывали по головам. И таким образом вычислили, на чьей смене пропадает скот. Просто так ничего не давалось. В любом коллективе, на любом производстве нужно, чтобы каждый, как писал Шолохов, «дышал единым дыхом». Сейчас каждый полагается только на руководителя. Это неправильно. Коллектив – это единый организм. Каждый должен вносить свою лепту. Кто-то оступился – падает весь коллектив.

Были у нас проблемы и с пьянством. Кодировали, убеждали, выносили на суд общественности. И в настенных газетах пропесочивали. Расставались только в крайнем случае, если человек совсем уж ничего не хотел понимать. Кадры нужно ценить, лелеять и помогать им.

 – Знаю, что Вы пишете стихотворения…

– Иногда, в минуты вдохновения. А оно зависит от многих причин. Например, мы с сыном посадили березку у себя под окном. О ней и родилось стихотворение:

Березка под окном росла

И, повзрослев,

 свои колени оголила,

Зеленую и нежную листву

На тонкий стан

 и плечи опустила.

Листвой прикрыла

 грацию свою,

Зеленые ресницы распахнула

И тонкие сережки на ветру,

Не придержав,

 слегка качнула.

И в грустный час я к ней иду,

Златых волос её касаюсь,

Как будто с милою своей,

С березкой обнимаюсь.

– Никогда я не терпел грубость. Ни по отношению к себе, ни по отношению к работникам, специалистам. Это как у Высоцкого, «я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более, когда в неё плюют». Нормальная работа могла быть только при дружеских, тёплых отношениях. Грубость никогда не даёт положительного результата. Вот, посмотрите, Григорий Куприянович Шпаков – тихий, спокойный человек. Он никогда не станет кричать. Сколько раз я слышал, как он обращался к работнику: «Ну зачем ты пьешь? Чего тебе не хватает? Может, тебе помочь чем-то?» Но без криков, оскорблений. Он даже такого человека никогда и пьяницей не назовет. Так должно быть в каждом трудовом коллективе.

С уважением всегда относился к Александру Александровичу Конякину. На его 70-летие написал стихотворение:

Вы выбрали тернистый

 путь к вершине славы

И в те далекие, нелегкие

года «Новому пути»

 на верность присягали

Служить земле всегда,

 и время потекло,

Но вы его почти не замечали

И не щадя всего себя

 Вы делу отдавали,

Чтобы богаче были

 пашня и луга.

И лишь потом, через года,

 пришли признание

 и слава, и почет,

Но рядовым всегда Вы оставались, кто ношу первым трудную несет.

 Любым невзгодам

 никогда Вы не сдавались

 И шли проторенным путем.

 И славу Речицкой земли

 Вы создавали

 Тогда, сейчас и,

 может быть, потом.

– Что бы Вы пожелали тем, кто трудится в агропромышленном комплексе?

– Хочется пожелать достаточно света, тепла, влаги и достойной зарплаты. Но не забывать о дисциплине и порядке – основе основ успеха. И не чураться любой работы, не взирая на то, специалистом какой классификации являешься. Мне нравятся такие строчки: «Благодарю святой крестьянский труд за нивы хлебные без края, за трав искристый изумруд, за хлеб, что солнцем на столе сияет».

Слава Богу, сельское хозяйство сохранилось, живет и будет развиваться. Я в этом уверен на 100 процентов. Но ему нужно помогать. Эта отрасль зависит от погоды, и потому просчитать что-то наперед практически невозможно. Сельское хозяйство – основа Беларуси.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity