Экономика > Промышленность

6618

Речица. Страница истории. О швейной фабрике доброе слово

 1

В редакцию обратились сотрудники бывшей Речицкой швейной фабрики с предложением поделиться воспоминаниями о работе. Что ж, сказано – сделано.

Цех пошива брюк. 90-е годы.
Швейный цех. 90-е годы.

Из истории

В архивных материалах фабрики, которые нам принесли её бывшие работники, рассказывается об этапах становления предприятия.

В 1928 году несколько кустарей-одиночек объединились и стали работать вместе. У них было три ножных швейных машины. Это событие и явилось началом организации в Речице швейной фабрики. В 1936 году артель получила название «Кооператор», в то время в ней работало 16 человек, постепенно число работников росло. В 1943 году в освобожденной Речице снова заработало швейное производство. Люди приносили свои швейные машины, утюги, собирали по крохам оборудование, приспособления. В 1956 году артель была переименована в «Авангард». Затем из неё была образована швейная фабрика. В 1964 г. она стала филиалом № 2 ГПШО «Коминтерн».

3.	Мастер раскройного цеха Ольга Никитична Будькова. 1982 г.
Мастер раскройного цеха Ольга Никитична Будькова. 1982 г.

В 1990 г. филиал был преобразован в Речицкую швейную фабрику, в 1994 г. числилась Речицкая швейная фабрика ОАО «Коминтерн», в 2004 г. стала частным производственным унитарным предприятием (ЧПУП), затем – унитарным предприятием и далее – имущественным комплексом «Речицкая швейная фабрика».

На предприятии была крепкая комсомольская организация. Её члены избирались делегатами съездов комсомола республики. В 1967 г. комсомольская организация фабрики награждена Грамотой ЦК ЛКСМБ, а также награждалась грамотами ГК ЛКСМБ. Часто у швейников проводились семинары секретарей комсомольских организаций города.

А следующие строки уже о более близких временах: «На фабрике, оснащённой современным оборудованием, трудилось около 200 человек. План ежемесячно выполнялся при хорошем качестве выпускаемой продукции. Гордость фабрики – Надежда Пашкова, Любовь Сметанчук, Зинаида Майкова, Галина Олейник, Наталья Цыбулько, Галина Шатон».

Добавим сюда и ещё целый ряд фамилий сотрудников и даже семейных династий: Дина Молчанова, Тамара Тищенко, Мария Ковалёва, Мария Немкевич, Нина Павлова, Раиса Михлина, Майя Кузор, Варвара Шиленок, Вера Горская, Рива Перченок, Виктор Мацкевич, Михаил Кузин, Степан Кохановский, Ольга Будькова, Нина Бельковцова и дочь Галина Сакович, Серафима Маликина и дочери Марина и Изабелла Абрамовы (Маликины), Зинаида Близнец и дочь Галина, Надежда Костюченко и дочь Татьяна; семьи: Александр и Надежда Даниковичи, Фёдор и Зинаида Гапоненко, Геннадий и Анна Дикопольские.

Во дворе швейной фабрики (слева направо): мастер раскройного цеха Ирина Ивановна Дежко, инженер-технолог Ольга Никитична Будькова, запускальщица и председатель профсоюза Нина Васильевна Бельковцова, мастер швейного цеха Надежда Васильевна Даникович. 1999 г.
Во дворе швейной фабрики (слева направо): мастер раскройного цеха Ирина Ивановна Дежко, инженер-технолог Ольга Никитична Будькова, запускальщица и председатель профсоюза Нина Васильевна Бельковцова, мастер швейного цеха Надежда Васильевна Даникович. 1999 г.

Практически все мастера и технологи фабрики выходили из рабочих, потому не понаслышке знали и понимали нужды производства и его сотрудников. «Дняпровец» регулярно рассказывал об отличниках труда, помещал на своих страницах их фотографии.

Директорами предприятия в разные годы были: З. А. Маликин, И. И. Устинков, Малинский, А. П. Николайчик, В. В. Степаненко, О. Н. Будькова, Г. В. Хилькевич, М. И. Бородина, В. Н. Царук.

Период расцвета

Воспоминаниями в редакции поделились бывшие сотрудники швейной фабрики Изабелла Григорьевна Абрамова (Маликина), Галина Борисовна Сакович (Шатрович), Ольга Никитична Будькова.

Образцы выпускаемых моделей. Инженер-технолог Ольга Никитична Будькова. 90-е годы.
Образцы выпускаемых моделей. Инженер-технолог Ольга Никитична Будькова. 90-е годы.

Изабелла Абрамова проработала на фабрике 43 года, начиная с 1975 г. Её мать, Серафима Маликина, трудилась на предприятии в течение 40 лет в должности мастера и контролёра. Потому неудивительно, что, окончив восемь классов старой СШ № 4 в Речице, Белла пошла работать в филиал № 2 ГПШО «Коминтерн», где встретила и свои первые жизненные даты – 16- и 18-летие. Сначала была ручницей, т. е. выполняла разный ручной труд, ведь в 15 лет официально на работу не оформляли. Потом захотела освоить премудрости работы на швейной машинке, научилась – и в итоге 28 лет проработала швеёй. Довелось быть и контролёром КПП, затем уборщицей. На предприятии трудилась фактически до момента его закрытия, когда на фабрике оставались директор, бухгалтер, она, четверо работников с проходной и двое продавцов в магазине. Тогда уже ничего не шили, а помещения сдавали в аренду.

Галина Борисовна Сакович (Шатрович) общим счётом трудилась четыре года швеёй на фабрике, а вот её мать, Нина Бельковцова, из старожилов предприятия, работе на котором отдала 43 года своей жизни. Была запускальщицей, привозила из закройного цеха крой, помощником мастера и много лет возглавляла профсоюз фабрики.

Ольга Никитична Будькова отдала швейной отрасли 28 лет трудовой биографии. Пришла на фабрику в 1975 г., начинала ученицей швеи, потом получила 3-й разряд, с 1980 г. была переведена контролёром ОТК, в 1981 г. назначена мастером раскройно-подготовительного участка. В 1993 г. переведена инженером-технологом. В 1999 г. была назначена и. о. директора, и затем около полугода проработала в должности директора предприятия. С производства ушла в 2000 году.

В 70-е годы в филиале № 2 ГПШО «Коминтерн», расположенном по ул. Луначарского, 39, трудилось порядка двухсот человек, коллектив был очень дружный. Работали в две смены: первая с 7.30 до 16.00 и вторая с 16 часов до половины первого ночи.

Команда филиала № 2 ГПШО «Коминтерн» участвует в соревнованиях санитарных дружин. 80-е годы.
Команда филиала № 2 ГПШО «Коминтерн» участвует в соревнованиях санитарных дружин. 80-е годы.

Было четыре швейных цеха и закройный цех. В большом швейном цеху располагалось две ленты. Лента – это длинный стол, у края которого стоят машинки. Полностью изделие один человек не шил, изготовление разделялось по процессам. Один работник, к примеру, шьет спинку, передает другому, тот пришивает воротник. И так по частям до готовности. В конце ленты стоял приёмщик, контролёр, он проверял готовую вещь. Потом продукцию запаковывали, отправляли на склад и далее – по местам назначения.

Команда филиала № 2 ГПШО «Коминтерн» участвует в соревнованиях санитарных дружин. 80-е годы.
Команда филиала № 2 ГПШО «Коминтерн» участвует в соревнованиях санитарных дружин. 80-е годы.

Рассказывает Ольга Будькова: «Жизнь швейной фабрики даже в лучших условиях была очень тяжёлой. Восемь часов нужно было высидеть за машинкой, в течение смены перерыв полчаса и 10 минут зарядки. Некоторые люди на пенсию уходили практически сгорбившимися. Плюс гудение моторов. Пыль летела от ваты и ватина, словно снег шёл. А при раскрое деталей тоже появлялась мелкая пыль, этим дышали. Однако была работа, и были довольны».

В те годы было очень много заказов. Шили ватные брюки и куртки для военных. Готовую продукцию целыми вагонами отправляли на Москву.

Вспоминает Изабелла Абрамова: «Когда пришла работать, ватина ещё не было, только вата. От больших её рулонов отрываешь кусок такой длины, как тебе надо. Его надо было разнимать, укладывать. Когда появился ватин, было интересно с ним работать. А синтепон – это уже новые времена».

Речицкий филиал частенько брал призовые места по объединению. Когда заканчивался месяц, выбирали цех с лучшими показателями и отправляли их в Гомель. Там подводили итоги по всему объединению, и, если речицкие показатели были выше, привозили переходящее Красное знамя, которое весь месяц стояло в ленуголке. А в новом месяце считали уже по-новому.

И не возникало никаких проблем, главное были сырье и один ассортимент. Бывали случаи, когда кто-то из работников оказывался на больничном, а в конце месяца нужно было вагоны с готовой продукцией отгрузить на Москву и по Беларуси, и тут получалось, что какой-то цех не успевал. Тогда люди, отработавшие вторую смену, добровольно оставались в ночь, работали до утра, и продукцию фабрика отгружала в срок. Вот такая была взаимовыручка.

Во дворе швейной фабрики (слева направо): конструктор Евгения Пет-ровна Вишневская, инженер-технолог Ольга Никитична Будькова, ди-ректор швейной фабрики Василий Васильевич Степаненко, экономист Тамара Ивановна Скрипченко, инженер по ремонту Иван Григорьевич Сыч, заместитель директора Галина Захаровна Шульженок. 1998 г.
Во дворе швейной фабрики (слева направо): конструктор Евгения Петровна Вишневская, инженер-технолог Ольга Никитична Будькова, директор швейной фабрики Василий Васильевич Степаненко, экономист Тамара Ивановна Скрипченко, инженер по ремонту Иван Григорьевич Сыч, заместитель директора Галина Захаровна Шульженок. 1998 г.

Изабелла Григорьевна с улыбкой вспоминает, как у Речицкой фабрики была своя лошадь с телегой. Однажды на предприятие приехала новая инженер, думала, у вокзала её ожидает машина, а тут… гужевой транспорт! Было забавно. Лошадка исправно отрабатывала съеденную во дворе траву, где она паслась летом. К слову, рос там и сад яблоневый, правда, потом его срубили и посадили ели. На телеге в столовую доставляли продукты, а в финале праздничных демонстраций работники фабрики складывали свои флаги и транспаранты на стоявшую за углом повозку.

Как и все тогда, ездили в обязательном порядке в подшефные колхозы: на прополку, на лён, сено. Было дело, ветки заготавливали на силос для коров. В субботу и воскресенье ехали целыми бригадами по очереди, а по будням каждый день отправляли сборную бригаду: по одному-двум людям из каждого цеха. Так и работали: если человек во вторую смену, то в первую – в колхоз.

Была на предприятии и активная профсоюзная жизнь. Так, от «Коминтерна» ездили на многодневные экскурсии в Ригу, Ленинград, Киев. В последний частенько отправлялись специально за колбасой.

Много проводилось спортивных соревнований. Любили маёвки, куда выезжали с семьями, ребятишкам было раздолье: конкурсы, викторины. И на Новый год в цеху обязательно стояла ёлка, дети работников там с удовольствием выступали и получали новогодние подарки. Ходили и колядовать. Кому выпадала в этот день вторая смена, потом переодевались и шли по соседям – большинство работников жило рядом с фабрикой. Праздновали дни рождения, торжественно отправляли на пенсию, отмечали и День пожилых людей, делали сладкие столы и поздравляли ветеранов.

Вместе с милицией патрулировали улицы как члены добровольной народной дружины. А ещё принимали участие в учениях по гражданской обороне – в соревнованиях санитарных дружин предприятий, где частенько занимали призовые места.

Изабелла Абрамова заведовала на фабрике библиотекой, регулярно ходила в центральную библиотеку, брала там книги и раздавала работникам. Был на предприятии и свой хор.

Дружили швеи с воинской частью, часто организовывали совместные мероприятия с солдатами, ходили к ним на танцы.

Трудные времена

И всё шло хорошо до момента распада Советского Союза. В лихие 90-е прошлого века начались производственные сложности. Вспоминает Ольга Будькова: «Больше не было единого рубля, по республикам появились разные денежные единицы, не совпадавшие по курсу. Спецодежда по ГОСТу должна была быть только из хлопчатобумажных тканей плюс хлопчатобумажный ватин. А Казахстан прекратил поставки хлопка. Мы получали с ткацкой фабрики г. Барановичи всё сырьё: ватин, ткань верха и ткань подкладки. Ватин перестал поступать, перестали давать ткани и сырьё. Мы дошили то, что у нас было, и начались трудности. Пробовали шить куртки на нашем полушерстяном ватине. Но они получались необъемные, тонкие и не имели никакого вида. Добавляла сложностей инфляция: в одном месяце мы изготавливали изделия по одной цене, в другом – уже дороже. И кто-то не брал продукцию из-за цены, рынков сбыта не хватало, она начинала накапливаться, оседать на складе. Но мы сражались».

Потом фабрика начала шить рабочие костюмы, детские шубки, куртки, постельное бельё, мужские и женские ритуальные костюмы. Детские курточки изготавливали для Бобруйской фабрики «Славянка», которая специализировалась на выпуске верхней одежды. Из отходов ткани речицкие швеи шили эти куртки. И, надо заметить, работали очень качественно.

Конечно, из-за сменяемости ассортимента были очень большие трудопотери, ведь очень тяжело с тонкой ткани переходить на изделия с утеплителем, здесь менялась и высота поднятия лапки, шла смена ниток, было много других технологических особенностей.

Раскройный цех. 90-е годы.
Раскройный цех. 90-е годы.

Когда на фабрике приступали к работе с куртками, на предприятии даже не было утюга. Для спецодежды-то он не нужен, а для верхней одежды утюжка обязательна. Если деталь измялась, её не пропустишь, в помятом виде изделие не пойдет в продажу. И первоначально фабрике выделили не паровые, а обычные утюги. Тут уже и речи о производительности не шло. В паровом утюге нажал на кнопку, паром разутюжил и порядок. А с простым процесс усложнялся.

А ещё когда фабрика стала шить постельное бельё и костюмы, понадобилась обмёточная машина – оверлок. Нового оборудования не перепало, дали бывшее в употреблении, с нюансами в работе. Оборудование с годами устаревало, а на «Коминтерне» в Гомеле были свои проблемы. У них было три филиала. Филиал № 3 в Жлобине закрыли. Остался филиал № 1 в Гомеле. Хотели закрыть или продать филиал в Речице, но фабрика не сдавалась, получила самостоятельность и сколько могла держалась на плаву: фактически изделия на ней шились ещё в 2013-м году.

А потом и по сей день помещения бывшей швейной фабрики стали сдаваться в аренду. В цеху пошива курток, к примеру, располагается любимый многими речичанами тренажерный зал Flex Club, в цеху пошива брюк функционирует магазин от швейной фабрики «Коминтерн».

Всё имеет свои периоды расцвета и упадка. И поступь времени неумолима. Меняются реалии, меняется жизнь. Но вехи развития навсегда остаются в истории и в памяти людской.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети