Культура > История

1166

Хроника пикирующего ЯКа. В Калинковичском районе поднят истребитель времен войны

 +

Летчики 16-й воздушной армии сыграли особую роль в Калинковичско-Мозырской освободительной операции. Мы знаем о подвиге экипажа в составе Кривцова, Сомова и Павлова в районе Калинковичей, знаем о подвиге Юрия Шлыкова в районе Кротова и Капличей.

На этом месте предположительно в годы войны упал самолет
На этом месте предположительно в годы войны упал самолет

Но были и такие летчики, о которых мы мало что или вообще ничего не знаем. Как, например, о пилоте, сбитом в первые дни оккупации в районе Буды. Кто он? Из какого полка? Как оказался в наших местах?

Поиск начинается со сбора сведений

О том, что во время Великой Отечественной войны в урочище Потереб был сбит и упал советский военный самолет, в Озаричский сельисполком сообщили жители Озаричей и Крюковичей Василий Петрович Мельник и Александр Матвеевич Биндего. Говорили, что в воронке среди заболоченной местности был некогда найден планшет с документами на имя летчика Ярошенко.

Об этом участники военно-исторического клуба «Поиск» и узнали от председателя Озаричского сельисполкома Галины Пантелеенко.

На сайте архива Министерства обороны России нашли документальное подтверждение этим сведениям. Прежде всего, это донесение о том, что младший лейтенант Ярошенко Павел Трифонович, 1922 года рождения, являлся летчиком-истребителем 127-го истребительного авиаполка (иап), действительно был сбит в воздушном бою в районе Озаричей и считается пропавшим без вести. Судя по архивным документам, в Красную Армию Павел Ярошенко был призван из Казахстана, а в станице Усть-Лабинская Краснодарского края проживала его мать Акулина Денисовна.

На предполагаемое место падения самолета мы отправились с Василием Мельником, куда более 60 лет назад его впервые привел старший брат, наказал запомнить и это место, и фамилию летчика. На месте были найдены несколько небольших смятых дюралевых кусочков с заклепками, что подтверждало рассказ местных жителей.

На проведение работ получено «добро»

Мы письменно обратились в районный исполнительный комитет с просьбой разрешить земляные работы с целью обнаружения частей самолета, их поднятия для пополнения фондов районного краеведческого музея. Местная власть с пониманием отнеслась к нашей просьбе. Была создана специальная комиссия. В нее вошли заместитель председателя райисполкома Валентин Васюта, председатель райсовета ветеранов Николай Буценко, директор краеведческого музея Татьяна Крек. Комиссия рассмотрела наше обращение и приняла решение разрешить проведение поисковых работ. Всяческое содействие и помощь в этом благом деле со своей стороны пообещали глава района Сергей Гвоздь и депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Евгений Адаменко.

Ведутся раскопки
Ведутся раскопки

Свои действия мы согласовали и с командованием 52-го отдельного специализированного поискового батальона Управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил. На место проведения поисковых работ прибыл специалист 52-го ОСПБ.

В земле что-то есть

Первая находка — деталь стойки шасси
Первая находка — деталь стойки шасси

Первый полевой выход поисково-технической группы, в которую вошли 16 членов ВИК «Поиск» областного поискового объединения «Ніколі не забудзем», мы совершили 19 октября. Сняли верхний слой дерна и определили границы бывшей воронки. А затем, снимая слой за слоем и перебирая каждую горсть земли руками, чтобы ничего не пропустить, обнаружили первые находки: стакан амортизатора шасси, отдельные алюминиевые детали с клеймами завода-изготовителя, фрагменты фанеры и фанерных реек, куски бронестекла… По ним было понятно, что, скорее всего, имеем дело с истребителем ЯК. Углубляясь с каждым сантиметром в землю, надеялись найти какие-то детали двигателя с номером, по которому можно было бы с достоверностью установить имя летчика, который на нем летал.

В какой то момент понадобилась водяная мотопомпа
В какой то момент понадобилась водяная мотопомпа

Уже на глубинедвух штыковых лопат пошли грунтовые воды, вместе с ними на поверхность стали просачиваться масляные пятна горюче-смазочных материалов. Работа замедлилась, пришлось из раскопа ведрами вычерпывать болотную жижу и процеживать сквозь сито. Когда же раскоп расширился, и воду нельзя было вычерпать ведрами, на помощь пришли спасатели Озаричского подразделения РОЧС, которые предоставили водяную мотопомпу.

Это Павел Ярошенко и его самолет

Работа пошла быстрее, находки стали попадаться чаще. Каждую найденную деталь промывали, тщательно очищали на наличие номерных обозначений. И это принесло успех. День уже близился к закату, когда Вячеслав Ешин обнаружил деталь (как позже выяснилось, крепления редуктора винта) с четким семизначным номером. Коллеги из поискового отряда «БрестАвиаПоиск», у которых имеется немалый опыт в такой работе, консультировали нас в процессе проведения поисковой работы. Через них мы получили подтверждение от Марии Ивановой из МОО «Вымпел» и исследователя авиации, специалиста по самолетам ЯК Сергея Кузнецова (г. Москва): самолет действительно ЯК-1Б, был выпущен в сентябре 1943 года с бортовым номером 23. Стал известен и номер серии двигателя 153. По ним подтвердилось имя летчика. Им действительно оказался Ярошенко Павел Трифонович, который летал на самолете Як-1Б.

Истребитель Як-1 наряду со знаменитым штурмовиком Ил-2 был самым массовым советским самолетом в годы Великой Отечественной войны. Он стал первым боевым самолетом, разработанным под руководством конструктора Александра Яковлева. После завершения государственных испытаний был принят в серийное производство под маркой Як-1. Производился с 1940 по 1944 годы, всего было построено 8734 самолета всех модификаций.

Найденный под Озаричами самолет имел неофициальное обозначение «Б»: Як-1Б. По этому стандарту все самолеты Як-1 с октября 1942 года производились только на авиационном заводе в Саратове. Двигатель М-105ПА на этой модели был заменен на значительно более мощный форсированный двигатель М-105ПФ (1180 л. с. на высоте 3000 м).

На самолете Як-1Б был также установлен новый фонарь с заниженным гаргротом (это обтекающий элемент фюзеляжа самолета, который закрывает всю проводку управления, все трубопроводы и части важных систем, которые выступают за фюзеляж), а для защиты головы летчика – переднее бронестекло и козырек из прозрачной брони (их куски были найдены во время раскопок). Кроме того, были установлены новая ручка управления и убираемое хвостовое колесо, а 7,62-мм пулеметы ШКАС были заменены на 12,7-мм УБС.

16 января 1944 года Павел Ярошенко совершал боевой полет. Как оказалось – последний: он был сбит недалеко от поселка Озаричи. Судя по архивам, наши потери тогда составили 6 самолетов за три дня, немецкие потери – 16 самолетов. Вполне возможно, что один или несколько на счету Павла Ярошенко.

Работа в раскопе продолжается

Вдохновленные новостями, 22 октября поисковики продолжили работу. В очередной раз раскоп полностью оказался наполнен водой. Снова понадобилась помпа, снова выручили спасатели. Откачав воду, принялись расчищать и просеивать грунт. Опять находки в виде различных дюралевых и фанерных частей. Вытащили и металлический предмет, который оказался отбитой при ударе верхней частью бронеспинки. Нашли также часть кожаного ремня, часть подошвы… В этот день с поисковиками на раскопе работали учащиеся аграрно-технического лицея, которые по инициативе первичной организации БРСМ внести посильный вклад в благородное дело восстановления забытых страниц истории нашего района. Уверен, что этот день запомнится ребятам на всю жизнь.

Вскоре на срезе торфяной стенки раскопа Андрей Емельяненко и Роман Терещенко обнаружили фрагменты костных останков. Одновременно на глубине около трех метров в другом углу раскопа Валерий Гвоздь и Дмитрий Евстратчик щупом определили металлический предмет большого размера. Но в связи с обнаружением костных останков работу пришлось остановить. О них тут же сообщили в 52-й ОСПБ, а также в РОВД. Вскоре на место приехали специалисты Следственного комитета и патологоанатом. Останки извлекли, описали, составили нужные документы.

Работу можно было продолжать. Как оказалось позже, крупным предметом был вал с шестерней редуктора крепления винтовой части. Чтобы его извлечь, пришлось задействовать экскаватор. Выручила коммунальная служба из Озаричей. Немного усилий – и вот редуктор извлечен из раскопа. В передней части на нем был виден силуэт красной звезды, нанесенной краской. На обойме подшипника четко виден тот же номер, что и на детали, найденной несколькими днями ранее, – 335-1590.

Больше крупных частей обнаружено не было. Но где же двигатель, пушка и пулеметы, другие важные детали и агрегаты истребителя?

Ответ помог найти один из местных жителей. Он рассказал, что когда здесь проходила мелиорация, болотистое место было осушено. Начались торфоразработки. Тогда-то и были подняты и хвостовая часть, и двигатель.

Итоги впечатляют

Проверив еще раз место и вокруг него, мы поняли, что работы можно заканчивать и подводить предварительный итог. Он такой: в ходе поисковых работ найдено достаточно артефактов для размещения в краеведческих музеях Калинковичей и Озаричей; обнаружен номер двигателя, подтверждено имя летчика, найдены фрагменты костных останков летчика.

Проведенную совместную работу местной исполнительной власти и клуба «Поиск» высоко оценили специалисты 52-го ОСПБ и Управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил.

Племянник рассказал, что дядя мечтал быть учителем

Павел Ярошенко
Павел Ярошенко

Теперь можно было искать родственников летчика. Решили написать по адресу, где проживала его мать – в станицу Усть-Лабинская Краснодарского края. Ответила нам Елена Феоктистова – директор культурно-досугового центра «Олимп» Двубратского сельского поселения Усть-Лабинского района. Она сообщила, что до недавнего времени был жив родной брат летчика Андрей Трифонович, тоже фронтовик, но сегодня жива еще его 90-летняя вдова и двое сыновей, помогла установить с ними связь.

Было это 23 октября. А на следующий день мы связались с Сергеем Ярошенко, племянником погибшего летчика. «Евгений, здравствуйте! Вы не представляете, какую гамму чувств я пережил после получения вашего известия! Но прежде всего, мы испытываем чувство огромной благодарности ко всем, кто проделал эту большую работу», – написал нам Сергей Андреевич. Он же прислал несколько фото своего дяди.

От племянника мы узнали, что Павел мечтал об одной из самых мирных и созидательных профессий – учителя. До войны он окончил педагогическое училище, преподавал в школе и параллельно занимался в аэроклубе. Наверное, понимал, что рано или поздно ему может понадобиться и военная специальность. И она понадобилась…

Когда началась война, Павел Ярошенко окончил летные курсы и был оставлен инструктором. Но все время просился на фронт. Однако его рапорты остались без удовлетворения, Павла не отпускали – военной авиашколе позарез нужны были инструкторы для обучения молодого пополнения.

«К тому времени уже воевали два брата Павла Трифоновича, – пишет его племянник Сергей. – С войны не вернулись двое, а мой папа остался жив, его не стало пять лет назад. Он прожил долгую жизнь. Наверное, и за себя, и за братьев».

Сергей также сообщил, что все родственники Павла Ярошенко сегодня разбросаны по стране. Кто-то живет в Санкт-Петербурге, кто-то в Воронеже, кто-то в Усть-Лабинске. Чтобы прийти к общему решению о захоронении, семье нужно совместно обсудить этот вопрос.

А наш поиск продолжается. Ведь в истории района в годы Великой Отечественной войны еще достаточно «белых пятен».

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity