Общество

1420

Люди Речицкого района. Простое древо жизни семьи Гошко…

 +

«А Гошки у нас сквозь», – сказала Анастасия Ивановна, констатируя фамильную особенность своей родной деревни Узнож. Вот и сама она в девичестве – Гошко. Замуж вышла опять-таки за Гошко, хлопца узножско-местного.

Из семейного альбома А. И. Гошко: такими она помнит своих родителей – Ивана Захаровича и Антонину Иосифовну
Из семейного альбома А. И. Гошко: такими она помнит своих родителей – Ивана Захаровича и Антонину Иосифовну

Родители, Иван Захарович да Антонина Иосифовна, из вечных тружеников. Отец – шофер местного колхоза, мать – полевод.

В семье, помимо Анастасии, младшие братья Иван с Виктором. Иван, вылетев из родительского гнезда, семейный угол с работой нашел в Светлогорске. Выйдя на пенсию, квартиру оставил детям. Сам же с женой переехал в деревню Дуброва (оттуда жена). Умер Иван Иванович в прошедшем декабре, встретив 68 лет.

Брат Виктор старался трактористом, не покидая родных мест и, следовательно, оставаясь в совхозе «Комсомольск». Его жизненный путь, горько и вспоминать, оборвался в… 42.

В уютном домике Анастасии Ивановны, который по улице Советской (строился и перестраивался от наследства свекра и свекрови), в глаза сразу же бросается семейный портрет. На нем хозяйка жилья вместе со своим Федором. Фёдор Никитович жену оставил несколько лет тому. Был одним из трактористов совхоза «Комсомольск», крутя баранку отечественного «Беларуса». Заболев, оставил на руки жены и себя, и хозяйство домашнее.

На портрете, названном только что, Антонина Ивановна и Федор Никитович в тот самый светло-житейский период, когда впереди – самое счастливое. Их, молодых и по-настоящему красивых, с фотокарточки мастерски уже на холст обыкновенным карандашом перенес некий художественный самородок из Заречья.

Анастасия же Ивановна, коль брать ее общественное, «свое» нашла в торговле, отдав Речицкой районно-потребительской кооперации 35 лет. И все в родном Узноже. Еще несколько годков, уже перед выходом на пенсию, успела отработать в сейсмопартии.

Опираясь на плечо мужа, родила и вырастила троих детей. Старший – сын Александр. Следом – дочери Наталья с Аллой.

Называя сына, Анастасия Ивановна прячет глаза. Ведь за судьбой Александра такая боль, что останется с ней, матерью, до последней минуты: сына, светлогорского нефтяника, не стало в… 26. Случай трагический, когда уход из жизни оставляет множество вопросов-недоумений… Когда надо было растить двоих детишек…

В Речицком тампонажном управлении работала Наталья, старшая дочь Анастасии Ивановны, подарившая матери троих внуков.

У Аллы (младшей, работала в коллективе Зареченской участковой больницы) детей двое.

…В дом Анастасии Ивановны сотрудники «Дняпроўца» заглянули «по наводке» председателя Комсомольского сельского Совета В. Ф. Булка. Валентина Федоровна подсказала: А. И. Гошко – одна из местных мастериц; ее вышивки уже видели речичане, когда данную «самодеятельность» требовалось показать-представить и в районе.

Убедились: Анастасия Ивановна мастерство своих умелых рук далеко не прячет: вышивки на кровати с диваном, на стенах. Многое воплощено в картинах, где буйство природы во всей ее красе.

До сельского магазина Узножа, где в свое время и трудилась Анастасия Ивановна, как говорится, подать рукой. Ныне торговая точка без хозяйско-райповского ока. Стоит, грустя, в ожидании лучшего, связанного с новым владельцем, охочим взять магазин то ли в собственность, то ли в аренду.

Слово за слово, да и покатился разговор к тому времени, когда Федор Никитович, муж А. И. Гошко, еще не чувствовал болезни. Поэтому и их семейное подворье оставалось богатым на домашнюю живность. Заботы требовали две коровы, свиньи, куры...

Время, когда молодая семья Анастасии Ивановны и ее Федора Никитовича находилась в зените радости и счастья
Время, когда молодая семья Анастасии Ивановны и ее Федора Никитовича находилась в зените радости и счастья

Коровы уже далекая «история» не только подворья Анастасии Ивановны, но и частных дворов остальных аборигенов Узножа, в былом деревни при средней школе с сотнями воспитанников, когда в населенном пункте имелось и все остальное, присущее ныне разве что агрогородкам.

Если, стоя у домика А. И. Гошко, хорошенько вслушаться, все же можно различить коровье «му». Оно доносится из недалекой фермы. На частных же подворьях кормилиц… ни одной.

Анастасию Ивановну тревожит скорая весна с ее зовом погоды на частные сотки. Помощь мать и бабуся станет ожидать от дочерей и внуков. Надо бы лошадка. Да в частном секторе Узножа данная тягловая сила, как и буренки, уже, считай, в «Красной книге». Хозяева покрепче обзавелись малой механизацией в виде мотокультиваторов или мотоблоков. И теперь, на зависть остальным «безлошадникам», гордо шествуют за урчащим бензиново-солярочным помощником.

Подворье Анастасии Ивановны, надо сказать, отнюдь не в запустении. На нем прописаны три десятка кур. Хозяйка, которой уже 73, не чурается и свиноводства. Хотя оно, как не преминули заметить газетчики, хлопот несет изрядно, с чем Ивановна согласна лишь наполовину. В ее понятии-разумении гораздо больше усилий с заботами требует все же корова: где пасти, как прокормить зимой? Хотя, как в той пословице, корова на дворе – обилие на столе.

– Вот, гляньте, – слышим восклицание Анастасии Ивановны с радостью в голосе.

Повод весомый.

Берем протянутую фотографию. Видим парня-крепыша в форме бравого десантника. Это внук Алексей, сын дочери Натальи. Он, армеец, недавно торжественно озвучил текст воинской присяги. И вот нынче достойно несет долг мужчины-воина, оберегающего рубежи родной Беларуси.

Выясняется: в армейский строй Алексей стал, заимев до этого права (как и дедушка Федор) механизатора.

– В войско просто рвался, – отмечает, гордясь, бабуся, бережно принимая обратно фотографию внука Алексея из далеко-легендарного Бреста, которую мы, сотрудники районки, минуту-другую вертели в руках, отмечая природную стать солдата-земляка.

На снимках Романа КОТЛЯРОВА лишь маленькая толика рукоделия – творчества народной мастерицы Узножа
На снимках лишь маленькая толика рукоделия – творчества народной мастерицы Узножа

…Покидая Узнож, было бы упущением не поинтересоваться таким выходцем деревни, как Степан Семенович Гошко. Не родственник ли Анастасии Ивановны?

Оказалось, что нет. Хотя Анастасия Ивановна еще в юные лета вместе с подругой гостила у Степана Семеновича. Знает, что тот, фронтовик-авиатор, во время Великой Отечественной войны, защищая Москву, совершил первый дневной таран вражьего самолета. Был удостоен ордена Ленина, заслуживая за подвиг ратный, и звания Героя.

…Анастасия Ивановна, в движениях которой хотя бы намек на семьдесят с «хвостиком» , провожала нас до калитки, успев сказать: в Узноже, где родилась, росла, училась и работала, просит Бога встретить и свой последний день. Просьба незамысловатая, как и вся ее жизнь, отданная семье и своей малой родине.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети