Общество > Персоналии

851

Люди земли Речицкой. Анатолий Новиков: «Лишь по случайности мы не стали чемпионами республики по хоккею с мячом»

 +

В конце 50–60-х годов минувшего столетия в Речице (всегда позиционировавшейся как спортивный город) активно развивался хоккей с мячом (русский хоккей). Сборная команда города выступала в том числе и на республиканском уровне, часто попадая в призёры, и лишь по воле случая разминувшись со званием чемпиона. Анатолий Новиков в той команде выступал на позиции защитника. Из всей сборной Речицы, блиставшей в первенстве республики, в живых нынче остался только он.

Анатолий Максимович неоднократно сетует на то, что не является блестящим рассказчиком. В этом есть определенная доля лукавства, так как мой собеседник, который в следующем году отметит свой 80-летний юбилей, с легкостью вспоминает имена и фамилии своих партнеров по той, славной команде по хоккею с мячом, а также по просьбе извлекает из памяти события уже 60-летней давности. Но начинаем мы наш разговор с самых истоков.

– Родился я до войны, в 1940 году, в деревне Ястребке, на границе Лоевского и Речицкого районов. Когда немцы отступали, полсела они схватили и отправили в Германию. В число этих людей попала и наша семья: мама, дедушка, мамина сестра, мой старший брат шести лет и я. Пока нас везли, я очень сильно простыл, что впоследствии сказалось даже на слухе. От нарыва остался еще шрам на всю жизнь. Привезли нас в гражданский лагерь, находившийся возле Берлина, в городке Галле. Об этом лагере даже удалось как-то прочитать в книге «Вечно живые» (жаль, не удалось ее приобрести себе). Рядом находился и лагерь для военнопленных. Воспоминания о том времени в силу возраста остались лишь отрывочные. Помню барак, в котором жили. Еще запомнилось, как несколько подростков, лет по 14–15, что-то украли, и немцы их повесили в соседнем леске.

Освободили нас американцы. Впервые видел темнокожих людей. Еще очень запомнилась американская еда: булки, мед, почему-то белый. Мама позже рассказывала, что они агитировали её уехать в Америку. Больше месяца «тянули резину». Но мать отказалась наотрез. Тем более что отец был на фронте. Прошел всю войну. Вернулись домой. Дом наш сгорел еще в 43-м. Жили у родственников. В 1947–50-х годах проживали в Мозыре. Послевоенное детство было голодное. Все документы ведь сгорели. Стояла проблема с получением продуктовых карточек.

Спортом я начал заниматься уже в Речице. Как попали сюда? Отец работал на строительстве железнодорожного моста в Мозыре. Когда мост достроили, он остался практически без работы. Поэтому в 1950 году переехали в Речицу, где жили братья отца. По соседству со мной жил мой друг Вадим Барановский. Вадим Флорович потом работал учителем физкультуры в СШ № 8 и тренером в спортшколе. Спорт я любил. Я до сих пор делаю зарядку ежедневно. Вот смотрите… (Анатолий Максимович указывает в направлении кровати, под которой лежат несколько комплектов самодельных гантелей). Это я после института работал мастером в механическом цехе, так во второй смене себе понатачивал.

Работал я с 16 лет на мебельном. Не хотели брать поначалу, но жить было тяжело, поэтому работать мне в любом случае было нужно. Вот там к игровым видам спорта я и пристрастился.

Анатолий Новиков внизу первый слева
Анатолий Новиков внизу первый слева

В спорте у меня получалось неплохо. Я и в футбол поиграл. Но с венами были проблемы. Бинтов нормальных не было, поэтому с футболом рано закончил. Хотя успел поиграть и за сборную города. А вот в хоккее с мячом все сложилось хорошо.

Лёд в Речице был лучшим в республике. У нас было два энтузиаста: вратарь Толя Кротов и Коля Волков. Так они ночью заливали воду, потом шлифовали лёд. Там была целая система. Но лёд получался высшего качества. Мы чемпионами республики почему не становились? Потому что обычно финальный этап проводился в Бобруйске, Витебске или Минске. Там такого льда не было. А мы привыкли играть на хорошем поле.

В чемпионате области соперников для нас вообще не было. Помню, Мозырь как-то обыграли 22:0, Жлобин 17:0, гомельский ДОК 7:2. На республике как-то нам не хватило всего одного очка, чтобы стать чемпионами. У нас было две ничьи, а у Бобруйска – одна. На следующий год были подготовлены просто здорово. Команда собралась сильная; благодаря директору мебельного Николаю Корневу, были организованы сборы. Мы были уверены, что на этот раз непременно победим. Но накануне финальных соревнований было потепление, лёд растаял, и соревнования отменили.

Сборная команда Речицы состояла практически целиком из работников мебельного завода. С метизного за нас играли Адик Лысенко, Леня Василец и Володя Зезюля. Всех перспективных игроков инструктор и тренер Василий Дмитриевич Степанов пытался перетянуть на мебельный. Поэтому так и получалось.

За сборную играли тогда вратари Анатолий Кротов, Леонид Василец, полевые игроки Алексей Лоханько (он потом работал главным механиком на ПДО), Евгений Цуранов (он, к сожалению, умер совсем молодым), Слава Углёв, Николай Волков по прозвищу Гамулка, Владимир Статкевич, наш бессменный капитан, работавший потом на ПДО главным инженером, Владимир Лоханько, Адик Лысенко, Щербаков, Валерий Юневич (он был директором стадиона). Подключались к играм за нас Анатолий Бондарец, ставший затем заслуженным артистом России, оперный певец, Семен Богданов, Сенька, мастер спорта по штанге, чемпион Союза по штыковому бою.

Курьезов хватало. На республиканские игры ездили в основном на поезде. Хотя, бывало, и на ГАЗ-66 добирались до места соревнований. Один раз ехали в поезде до Бобруйска. И с утра кто-то поднял панику, что пора выходить. Выскочили, кто успел. Некоторые в подштанниках. Половина команды сошла на следующей остановке. Потом искали друг друга.

В Витебске играли как-то, и Адик Лысенко забил несколько голов, но судья упорно не засчитывал их, утверждая, что взятия ворот не было. Потом мы нашли в воротах дырку, куда мяч и проскакивал.

Зимы были хорошие. Раз играли в Жлобине, выпало столько снега, что мяч постоянно застревал в сугробе. В итоге до конца матч так и не отыграли. Отменили поезда, и мы сидели в Жлобине сутки, пока специальный поезд не прочистил пути.

С формой были проблемы, играли в футбольных майках. Клюшки нам Степанов искал по всей республике. Зато коньки у нас были сильнейшие, чехословацкие, с высокими задниками. Был маловатый размер, но ничего, на это уже и внимания не обращали. Средств защиты никаких не было. Ни налокотников, ничего. Локти у меня практически раздроблены. Вратарь одевал под низ ватник. Всё держалось на энтузиазме.

Анатолий Новиков пятый слева
Анатолий Новиков пятый слева

Хоккей с мячом был очень популярен в Речице. В чемпионате города выступали тогда 10 команд. На мебельном было две: основная и молодежная. Так мы в один год молодежным составом стали чемпионами. Еще были команды у метизного, «Дубителя». Выставляли свою команду учителя, техникум, Озерщина.

На стадионе в то время людей было много, не протолкнуться. Мы даже на танцы не ходили, оставались на катке. Там же прожектора были включены, музыка играла, ёлка стояла на Новый год. Болельщиков на матчах было море. Все же речицкие, все друг друга знали. Да и, кроме спорта, альтернатив было немного. Телевизоров не было. Чемпионат страны по футболу слушали по радио, приёмникам. А так вся жизнь проходила на стадионе. Идешь летом с пляжа через стадион – прямиком сюда. С работы пришел, перекусил – на стадион. Футбол, волейбол, городки – всё было здесь.

Я выступал до 1970 года. В том году перешел на другую работу. Времени на хоккей не стало. А позже и хоккей с мячом в городе как-то заглох. Основные сильнейшие игроки получили должности на предприятиях и уже не могли уделять время хоккею.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети