Общество > Нам пишут

979

Пишут речичане. Рассказ моториста: медвежатники

 +

Будучи старшеклассниками, мы, жители п. Чулым Тяжинского района Кемеровской обл., старались подзаработать на летних каникулах.

Знающие мужики нам подсказали: «Идите на лесосплав, там платят по 200 рублей чистыми». А было это в 1964 г. И, что интересно, нас, пацанов, взяли на такую работу. Окатывать берега, то есть сбрасывать в воду брёвна, которые находятся на расстоянии не более трех метров от воды, а оставшиеся брёвна в последующем забирали «хвостовики», которые шли с тракторной техникой.

До места работы добирались автобусом, а это 60 километров по просёлочным дорогам. Некоторые умудрялись даже выспаться в пути, и никто лба не разбил на ухабах. Домой мы возвращались в половине десятого, так что даже опаздывали на последний киносеанс в клубе. Но хлопцы умудрялись ещё и с девчонками посидеть на лавочках возле чужих палисадников часиков до двух ночи, вот эти-то кадры и спали дорогой.

Естественно, в первый же день мы натёрли мозоли на больших пальцах рук едва ли не до костей. Но не плакались, а взяли домой свой основной рабочий инструмент – багры. Прошлись по багрищам рубанком, стёклышком, наждачкой. Подписали их химическим карандашом. А руки свои полечили уриной, зажило, ну, прямо на глазах.

Почему я пишу во множественном числе, да потому что мы обычно работали втроём, друзья не разлей вода: я, Санька и Сашка. В пять часов утра мы должны были быть уже в гараже, и никто ни разу не проспал! Работа на сплаве, хоть и опасная, нам нравилась. Идёшь по берегу в одних плавках с багром в руках. Нету брёвен, попасёшься по пути на луговой клубничке, попьёшь водицы минеральной из родника. Показались брёвна, наваливались на них человека по три на каждое, скатывали в воду и дальше.

Обедали мы обычно на берегу, рядом с родником. Тормозки брали с собой. Мужики после обеда дулись в дурня, а мы нежились под лучами сибирского солнца. Однажды к нам подсел дядька Пётр, бывший моторист катера, и с загадочным видом сказал: «Хлопцы, хотите, я вам дрёму разгоню?» И начал: «Нас когда-то дразнили медвежатниками. А знаете, почему?» Мы окружили его и навострили уши.

«Дело было в 55-м году. Автобуса тогда у нас не было, и мы до этих мест добирались на катере. Так вот, шли мы здесь по Урюпу своим курсом. Дизель работал исправно, и я, тогдашний моторист, вышел из машинного отделения наружу подышать свежим речным воздухом. И вдруг впереди по курсу заметил, что речку переплывает медведь. «Ух, ты, медвежатинки бы», – причмокнул бригадир сплавщиков, приготавливая багор. Оружия никакого у нас на катере не было.

«А ну, рулевой, полный вперёд – на косолапого!» – крикнул он. Дизель набрал обороты, и вскоре наш катер ткнулся носом в зверя. От громких криков проснулись остальные сплавщики и присоединились к нам. «Прикончим лохматого! Мотористу – шкуру, мясо – всем поровну!» И начали лупить медведя баграми. Войдя в азарт, толкались, мешали друг другу, ссорились. Каждый хотел нанести решающий удар. Медведь громко ревел, мотая головой, но град ударов не прекращался. И вдруг зверь схватил бригадира за штанину и оторвал её, пробороздив по ноге от колена до пятки. Все нападавшие сразу же и отпрянули. Медведь воспользовался этим и, мгновенно оказавшись на палубе, встал на дыбы. Развив невиданную скорость, все, включая рулевого, укрылись в машинном отделении. Катер, оставленный без управления, двигался, то вверх по реке, то вниз, то совершал виражи. Мы слышали разъяренный рёв, удары и треск. Зверь крушил на катере всё, что ему попадалось под лапу, но спуститься в машинное отделение не решался, боясь шума работающего дизеля и непривычных запахов. Вдруг катер остановился, и дизель, чихнув, заглох.

Мужики в иллюминатор видели, как медведь сполз на берег и скрылся в лесу. Выйдя из машинного отделения, мы оценили картину погрома. На палубе валялись куски досок от дверей рулевой рубки и шкафа разгромленного кубрика. Бугру обработали ногу йодом и дали запасные шаровары. «Ну, как, мужики, медвежатинка? Может, повторим?» – сказал он, чтобы как-то разрядить обстановку. Взрыв истерично-гомерического хохота разнёсся над рекой. Сплавщики утирали слёзы и показывали друг на друга пальцами, вспоминая, кто из них кричал: «Мазила! По кумполу его, по кумполу! Недотёпа, дай я ему врежу!» – так, смеясь, закончил историю бывший моторист.

Я рассказал маме про медведя. Она улыбнулась: «Было такое, мы тогда всем селом ходили смотреть на разгромленный катер».

Что добавить, настоящие охотники-медвежатники уже ушли в мир иной, и медведи опять объявились в тех краях. На людей не нападают, держатся от жилья подальше, но все равно неприятно, когда в лес идёшь с опаской. Вот такая медвежья история далёкой той поры. Без обмана!

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity